МЫ ЖИВЕМ РАДИ ХРАМА

Святыня под спудом

Населенный пункт Кемъяр (Республика Коми) строился как поселок лесозаготовителей, которые бы занимались заготовкой леса круглый год. Здесь трудились люди, приехавшие со всего Советского Союза. Со временем они обжились в этом заповедном уголке Коми, создали семьи. Когда леспромхоз закрыли, жизнь в поселке постепенно стала угасать: закрылись детский сад и школа, а в поисках работы Кемъяр покинуло большинство его жителей. Сегодня остались в поселке самые стойкие кемъярцы — их наберется не более 200 человек, преданных своей малой родине. Надежда на ее возрождение у православных христиан Кемъяра появилась с открытием в лесном поселке в 2008 году храма в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

Дорожные страдания

Несмотря на то, что Кемъяр находится всего в 87 километрах от Сыктывкара, добраться сюда непросто, а сегодня, как оказалось, и невозможно. Если год-два назад, заручившись поддержкой знатоков этой местности и оставаясь с ними постоянно на связи по мобильному телефону, можно было преодолеть путь хотя бы не по основной дороге, по которой идет вывозка леса (на территории сельского поселения «Яснэг», в состав которого входит Кемъяр, работает несколько лесозаготовительных предприятий — прим. НП), а по тайным лесным тропам. Сегодня же нельзя проехать и по ним — лесную объездную дорогу тоже теперь «облюбовали» большегрузы.

«Идет вывозка леса, поэтому дорога в Кемъяр находится в безобразном состоянии. Только грейдер разровняет грунт, как следом пройдут КАМАЗы, и по многострадальной дороге вновь не проехать жителям Кемъяра. Бессмысленно что-то строить, чинить: вот, мост сделали весной, а сейчас он уже развалился из-за лесозаготовительной техники», — рассказала «Православию.Ру» активный общественник и певчая храма Любовь Макарова.

Жизнь среди руин

С Божией помощью нам удалось добраться до Кемъяра. Вот только красоту здешних мест мы не оценили — напротив, складывается ощущение, что ты попадаешь в плен к суровой северной природе: ведь позади осталась дорога, по которой, неизвестно еще, выберешься ли ты на «большую землю», а прогулка по Кемъяру и вовсе проходила среди руин. Удручающее впечатление производили столовая — некогда уютный дом тепла, внимания, заботы, а ныне «скелет», который возвышается в центре поселка, — и останки бывшего клуба. А поселковый ФАП больше походил на сарай для хранения инвентаря, чем на учреждение здравоохранения. Нынешние клуб и библиотека, как на острове спасения, разместились в здании закрытой школы — это несколько кабинетов, вырванных из плена разрухи. Пройдя же далее по школьному коридору, можно увидеть только запустение и настоящий хаос.

Дома кемъярцев тоже ветхие, 75 процентов износа. «С 1956 года в муниципальных щитовых домах не проводилось ремонта», — сокрушается Любовь Макарова.

Источник жизни

— Но пока мы молимся, будет стоять Кемъяр! — уверен настоятель местного храма отец Николай Гарбуз.

С 2008 года храм Кемъяра, разместившийся в здании бывших яслей, собирает под своими сводами немногочисленных прихожан. Вхожу и замираю на пороге от удивления: «Какая же у вас здесь красота, как уютно, как тепло!» Матушка Наталья Гарбуз проводит небольшую экскурсию по Божьему дому. Так, выясняется, что роспись на потолке на самом деле закрывает дыры — из-за того, что здание долго не использовалось, потолок где-то упал. А печку уже сами прихожане сложили.

— А как все начиналось? — интересуюсь у своей собеседницы.

— Было это весной, приехали мы после пасхального богослужения из города и решили с верующими Кемъяра хотя бы раз в неделю где-то собираться для совместной молитвы. Сначала местом наших домашних служб стало бывшее здание детсада. Настоятель Свято-Вознесенского храма села Ыб отец Георгий Модянов благословил нам читать акафисты иконе Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

И в этом тоже сегодня кемъярские верующие видят промысл Божий, ведь впоследствии и храм, который со временем откроется уже в здании бывших яслей, будет освящен в честь этого же образа Богородицы.

В храмовой летописи матушка Наталья напишет: «Сегодня радостный день у нас — состоялось освящение долгожданной церкви, епископ Сыктывкарский и Воркутинский Питирим в подарок храму преподнес икону Христа Спасителя в резном окладе…»

Иконы для лесного храма передали верующим Кемъяра Свято-Вознесенский храм и Серафимовский женский монастырь старинного села Коми — Ыб.

О каждой иконе матушка может говорить часами.

Едва были различимы лики на уже почерневшем образе святителей Божиих, вселенских учителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. Но вскоре после начала богослужений верующие заметили, что лики святителей стали проступать, и сегодня икона чудесным образом обновилась и выглядит как после реставрации. Недавно еще одно чудо было явлено от старинного образа — чудо мироточения.

«Мироточат многие иконы в храме, — рассказывает матушка Наталья, — святителя Николая Чудотворца, архангела Михаила. Свидетелями этого чуда стали все наши прихожане, которые даже помазывались маслом, чудесно истекающим от икон».

«Господи, спаси Украину!»

Особенностью жизни поселкового прихода стало то, что здесь службы идут без сокращения. «А как можно служить Богу и при этом не все Ему отдать, что у тебя есть? Это же, можно сказать, лицемерие в какой-то степени, если ты не служишь так, как надо, по уставу, а служишь как-то по-своему, делая себе послабления, а ведь Господь пришел в мир спасти нас. Понимаете? И Он отдал Себя без остатка. Он пошел на Крест ради нас, грешных. Так как же мы можем так жить, чтобы Ему служить и при этом как-то угождать себе?» — объясняет отец Николай.

Поэтому всенощное бдение в храме продолжается около четырех часов, Божественная литургия — с 8.30 до 11.30.

«Литургию служим в великие праздники, дни почитаемых святых и по воскресным дням, — рассказывает матушка. — В обычные дни каждый день служим молебны, читаем Псалтырь по усопшим, за здравие».

Обязательно каждый день звучит в поселковом храме молитва об Украине — родине моих собеседников. Матушка показывает длинную молитву о людях трагической судьбы:

«Боже наш, призри милосердным твоим оком на скорбь и многоболезненный вопль чад Твоих, в земле украинской сущих. Избави люди Твоя от междоусобныя брани, утоли кровопролития, отврати надлежащие беды…» — читаю прошение немногочисленного церковного причта. Ведь, по словам матушки, прихожан в храме собирается не более 10 человек по праздничным дням и по четыре человека — в обычные дни.

«Человек не идет в храм до тех пор, пока Господь не тронет его сердце. Как только тронул его сердце, он приходит, — спокойно объясняет священник малочисленность своего прихода. — Некоторые люди не ходят в храм, некоторые ходили и вдруг перестали, а вы знаете, что человек, кроме греха, ни на что не способен, а вот как только он пошел в храм, значит, на нем есть Божие благословение на это. Мы живем во грехах, и от греха очень трудно оторваться. А Господь — это свет. Вы увидите этот свет только тогда, когда будете желать увидеть Его, когда будете стремиться к этому. Ведь Господь приходит в сердца наши и освещает их. Он не придет до тех пор, пока мы не подготовим свое сердце для Его прихода. А как подготовить сердце для принятия Господа? Путь для принятия в себя Бога — это борьба со своими страстями, с грехами. Ведь Господь как говорит: «Меня любит тот, кто исполняет заповеди Божии». Пока мы этого не делаем — мы живем во грехе. Как только мы начали стремиться к Богу — покрестились, то Господь нам во время крещения дает Духа Святого для того, чтобы мы смогли исполнять заповеди Божии. Как только мы начинаем исполнять заповеди Божии, Господь пребывает с нами. И Он помогает нам во всем».

По сути, батюшка дает объяснение, исходя из опыта собственной жизни. Путь к Богу четы Гарбуз был долгим. По их словам, уверовали они в конце жизни — около 60 лет.

«Жизнь моя была далека от жизни православной христианки, — делится матушка. — Накладывала отпечаток и тяжелая работа в леспромхозе, где я сначала трудилась приемщицей, потом мастером и, наконец, начальником. В лес приходилось все время ездить на заготовки. А супруг в те годы работал водителем МАЗа».

Перемены в судьбе Натальи произошли неожиданно:

— Я выписала журнал «Подвиг» и в первом же выпуске прочла статью «Сын Человеческий». Следующий выпуск журнала ждала уже с нетерпением, а в нашем доме появились иконы.

— То есть вы раньше супруга пришли к Богу?

— Да. Я на кухне плакаты повесила, иконы, а муж сначала даже ругался из-за этого со мной. А потом супруг заболел…

В это же самое время к одной из христианок Кемъяра приехал настоятель прихода села Ыб Георгий Модянов.

— Отец Георгий принял первую исповедь супруга. После этого мы стали совместно молиться, потом начали выезжать в храмы республики. Вернее, сначала я одна отправилась в Стефано- Афанасьевский женский монастырь поселка Первомайский. Исповедаться тогда я не смогла, только одно слово сказала и … забыла все, что произошло за годы жизни без Бога. Несколько лет мы с мужем посещали храм святителя Николая Чудотворца села Семуково, где и повенчались спустя 29 лет после рождения нашей семьи.

— Как получилось, что отец Николай не просто пришел к Богу, а пожелал служить Ему?

— Отец Георгий Модянов, отец Игнатий (Бакаев) стали советовать супругу принять сан — ведь он был единственным в поселке Кемъяр верующим мужчиной.

Муж тотчас отказался, потом ему второй раз предложили. И вот он поделился со мной:

«Тогда-то мне мысль приходит, что Бог тебе предлагает путь ко спасению, а ты …» — и он согласился.

— Я всю жизнь что-то искал и не мог найти. И вот, когда я стал священником, стал читать Евангелие, тогда понял, что искал Бога. Вот мы живем и не знаем, что всю жизнь ищем Бога. Но придет время, и узнаем! — продолжает беседу уже отец Николай.

Рукополагали отца Николая в Стефановском кафедральном соборе города Сыктывкара.

И тотчас новое испытание: не успел вернуться в Кемъяр, а следом уже получает благословение епископа Сыктывкарского и Воркутинского Питирима — служить иерейский сорокоуст в ночное время.

— А у нас в Кемъяре такая гроза случилась, и двое суток шел дождь, — вспоминает день своей первой службы в соборе отец Николай. — Дорогу окончательно развезло, и я отправился в город. За время пути случалось, что одно-два колеса застрянет, но удавалось благополучно выбраться из дорожных ловушек. Но наступил такой момент, когда все четыре колеса машины увязли в непроходимой грязи. Вышел я тогда из машины и говорю: «Господи, только Ты меня можешь спасти!» — и стал посреди леса читать Канон ко причастию. Две песни прочел — и слышу, как возле меня останавливается машина, КАМАЗ. Этот большегруз и вытащил меня из дорожного плена, и я благополучно добрался в собор и служил. И заметил, что чем больше служу, тем больше приближаюсь к Богу. Каждую ночь читал Евангелие и нашел в Священном Писании объяснение всем тем событиям, которые произошли в моей жизни.

Молитва за убиенных младенцев

— Пойдемте, я покажу вам и другие наши помещения, — приглашает матушка Наталья.

Оказавшись в храмовом коридоре, я увидела комнату. «Здесь молятся об убиенных младенцах перед иконой Божией Матери женщины, сделавшие аборт», — объясняет моя собеседница.

А рядом находится постоянно действующая пещера Рождества Христова — Рождественский вертеп, который обычно сооружают в храмах в канун великого праздника. В храме Кемъяра же Рождественская сказка всегда с тобой.

— А здесь скоро будет оборудована комната для проведения занятий в воскресной школе, — рассказывает матушка, а сама «светится» от счастья.

— Вы знаете, мы живем в Кемъяре, и нам больше здесь нечем заняться, кроме как молиться. Храм — это самое ценное, что у нас есть, и мы живем ради храма, — признается батюшка и вдруг замолкает, а я вижу, как бывший водитель могучего МАЗа, некогда бросивший вызов суровому Северу, плачет.

После нескольких часов знакомства с семьей местного священника и прогулки по Кемъяру меня уже не удивляли такие перемены в настроении моих героев. Ведь они живут в заповедном уголке Коми, где сегодня мирно сосуществуют история постепенного угасания некогда знаменитого населенного пункта и надежда на его возрождение.